Краткие новости

Наблюдения первых ИСЗ в Иркутске PDF Печать E-mail

А. Я. МЕЛЕШКО

НАБЛЮДЕНИЯ ПЕРВЫХ ИСКУССТВЕННЫХ СПУТНИКОВ ЗЕМЛИ В ИРКУТСКЕ

В Астрономическом Совете АH СССP вопрос о выборе станций наблюдения за первыми искусственными спутниками решался самым тщательным образом. В Восточной Сибири выбор пал на Иркутск, в Иркутске — на Государственный университет, при котором есть астрономическая обсерватория. А организация станции наблюдений была поручена мне, в то время ассистенту кафедры экспериментальной физики.
Все условия для этого были. Во-первых, обсерватория располагала астроплощадкой с точно известными координатами, а во-вторых, здесь имелась служба точного времени.
Что и как следовало делать,— первоначально не знал никто. Будет ли виден спутник невооруженным глазом, или же его можно будет разглядеть только в телескопв какой) — даже этот вопрос оставался неразрешенным.
Для того, чтобы подготовить наблюдателей, Астросовет АH СССP организовал еще в мае 1957 года, за полгода до запуска первого спутника, специальные месячные курсы. Отобранных специалистов в 20-х числах мая отправили в поселок Фирюза в 40 километрах от Ашхабада, на самой границе с Ираном. Это место было выбрано потому, что в этих местах хороший астроклимат — практически не бывает дождей, и небо всегда чистое. За отведенное время нам надо было научиться ориентироваться на звездном небе — безошибочно определять координаты звезд. Места тут были очень интересные — горы, где-то неподалеку сравнительно недавно орудовали басмачи, и совсем рядом граница. Среди нас никто, естественно, не собирался бежать в Иран, но нас сопровождал солдат в автоматом.
Hаши преподаватели, естественно, сами никогда не видели на небе спутник. Они говорили, что ориентировочно спутник будет виден как звезда примерно седьмой-восьмой звездной величины — оговариваясь при этом, что все будет зависеть от размеров спутника. Как известно, шестой звездной величиной обладают самые слабые из звезд, видимых на небе невооруженным глазом, и значит, мы готовились наблюдать объект, который будет виден только через оптические приборы.
Hа ашхабадских курсах нам дали весьма предварительные, далеко не исчерпывающие сведения. Остальные предстояло приобретать самим в процессе предстоящей практической работы.
Еще до моего возвращения в Иркутск обсерватория получила зрительные трубы АТ-1, специально сконструированные для наблюдений спутников. Это были небольшие телескопы-рефракторы длиной примерно с полметра. Кроме того, нам прислали хорошие морские бинокли и теплую одежду — полушубки. Последнее было особенно важно для наших сибирских условий. Мне поставили квартирный телефон, притом бесплатный, и я получил возможность по всем вопросам немедленно связываться с Астросоветом АH СССP. С меня также регулярно спрашивали, как идет подготовка к предстоящим наблюдениям, и я сообщал в Москву о состоянии дел.
Нам нужно было выставить так называемый оптический барьер из трубок АТ-1, зафиксировать спутник и засекать по точно выставленному секундомеру моменты прохождения спутника относительно известных звезд. Метод установки зрительных труб на астроплощадке я изменил, о чем доложил на первом совещании в Москве. Дело в том, что вместе с трубами были присланы складные треноги и приданный им уровень для выставления горизонта. Основное время при работе уходило на возню с треногой, пока наблюдатель не выставит ее площадку строго горизонтально. Я решил отказаться от треног и вкопал десять деревянных столбиков со штырями наверху. Эти штыри были установлены по уровню, и больше их никто не трогал. Теперь для подготовки к наблюдениям надо просто было принести зрительную трубу, надеть ее вилку на штырь и закрепить. Труба тем самым могла быть оперативно подготовлена к работе.
Годами позже деревянные столбики были заменены на металлические, укрепленные на бетонированной площадке. Как известно, первый искусственный спутник Земли был запущен 4 октября 1957 года. Днем и поздней ночью спутник на небе не был виден, его можно было наблюдать только на фоне утренней или вечерней зари, когда на Земле уже темно, а на высоте орбиты спутник еще освещен лучами Солнца. На наблюдательной площадке астрономической обсерватории ИГУ собрались многочисленные наблюдатели и зеваки. Был здесь и полный состав обсерватории во главе с директором Владимиром Францевичем Енишем. Именно В. Ф. Ениш и увидел спутник первым. «Вон он летит!» — воскликнул он. По небу с запада на восток довольно быстро двигалась довольно яркая светящаяся точка. Это был он — первый в истории искусственный спутник Земли…
Hа первых порах не было проблем с наблюдателями, среди которых было много студентов университета. Их было столько, сколько надо, но в дальнейшем, в связи с тем, что все наблюдения проходили по ночам, да еще вдали от обжитых мест. В те времена астрономическая обсерватория на Советской 119-А была, по сути дела, на далекой окраине Иркутска. И хотя на обсерватории была выделена специальная комната для отдыха наблюдателей, где можно было поспать, вскипятить чай — проблема кадров постепенно становилась все более острой. Наблюдателей постепенно становилось все меньше и меньше, и пришлось запросить финансовую поддержку для оплаты каждого наблюдения. Деньги были выделены, и работа продолжена.
Первый спутник просуществовал недолго, как, собственно, и предполагалось. Сразу же после его схода с орбиты, в начале 1958 года Астросовет собрал совещание начальников станций наблюдения спутников со всего Советского Союза. В печати отмечалось, что таких станций было 66. Hашим руководителем была доктор физико-математических наук Алла Генриховна Масевич, специалист по внутреннему строению звезд. В то время почти все, что касалось спутников, было ново, сложно, и неизведано. Помню, на совещании я задал вопрос: «Почему по расчетам спутник должен проходить через иркутский небесный меридиан во столько-то часов, минут и секунд, а на самом деле он всякий раз появляется, опаздывая почти на минуту?»
Алла Генриховна ничего внятного сказать не смогла. Здесь же в углу сидели Главный конструктор космических кораблей С. П. Королев, два полковника и капитан. Королев был в стареньком костюме темно-коричневого цвета, а военнослужащие — во всем новом, причем каждый военный имел на груди по два значка — об окончании университета и военной академии. Один из полковников сказал, что перед Иркутском спутник проходит над Гималаями, и силами гравитации притормаживается, поэтому и происходит запаздывание на несколько десятков секунд, что это нормальное явление и оно учитывается. «Вот это да!» — подумал каждый из нас.
(На научно-исторической конференции в ноябре 1997 г. в Москве, посвященной 40-летию со дня запуска первого спутника А. Г. Масевич прокомментировала этот факт. На самом деле в передававшиеся на станции наблюдений спутников эфемериды ИСЗ намеренно вносились искажения в целях сохранения секретности истинных параметров орбиты спутника.— Прим. отв. редактора).
По объявлении перерыва мы все бросились к нашим «начальникам», но их ответы были краткими и отрывочными. Вопросов было много, но поговорить как следует не удалось, все они очень быстро ушли от нас.
Что касается самих наблюдений, то уже позже, на практике, мы поняли, что совсем не требуется перекрывать наблюдениями всю видимую часть неба от горизонта до горизонта, достаточно контролировать лишь один, известный заранее сектор неба. Для этого было достаточно лишь двух-трех наблюдателей с секундомерами в руках и хорошая служба времени. Об этом надо сказать особо. Всем, что касалось службы времени, руководил сотрудник астрономической обсерватории ИГУ Арктур Иванович Язев. Служба времени обсерватории располагала специальным телескопом — фотоэлектрическим пассажным инструментом, а также специальными астрономическими маятниковыми часами, обеспечивавшими высокую точность привязки по времени — до тысячных долей секунды. Я был поражен тем, как можно, оказывается, умеючи исправлять ход часов на доли секунды просто от руки, когда вручную выставлялись наши секундомеры.
Помнится, центральная газета «Правда» опубликовала заметку о том, кто и как наблюдал спутник. Иркутская обсерватория оказалась в одном ряду с Пулковской и Абастуманской, т. е. в числе самых лучших по точности и качеству наблюдений. За качественные наблюдения участникам этих работ шли благодарности и другие поощрения.
Для меня эти работы были трудными главным образом потому, что помимо постоянных ночных наблюдений на мне оставались обязанности ассистента кафедры экспериментальной физики в университете. Правда, половину нагрузки с меня сняли, и это несколько облегчило жизнь. Я дублировал все наблюдения, не пользуясь зрительной трубой, а ожидал, когда спутник пройдет на фоне какого-нибудь известного созвездия, где координаты можно было бы зафиксировать с высокой уверенностью, и засечь время прохождения этой точки по секундомеру. А привязка по времени была обеспечена с высокой точностью благодаря службе времени обсерватории.
3 ноября 1957 г. был запущен второй спутник — уже не шаровидной, а конической формы, и значительно больших размеров. Был получен и установлен на площадке обсерватории аэрофотоаппарат НАФА-30–25, которым мне удалось сфотографировать спутник на фоне «Большой Медведицы». Качество фотографии было очень высоким. Pазмер кадра был 24 на 36 см. Вес камеры составлял 64 килограмма. Hа основе этого аппарата был собран прекрасный прибор для документальных качественных наблюдений спутников. Затвор печатающего хронографа был связан с фотозатвором камеры, и теперь момент съемки фиксировался с точностью до тысячных долей секунды, что значительно подняло точность наших наблюдений. Hа снимке получался трек — «след» спутника среди звезд, с перерывами в тех местах, когда затвор закрывался. Эти перерывы трека четко фиксировались на снимке, а соответствующие моменты отмечались хронографом. Фотоаппарат напоминал крупнокалиберный зенитный пулемет.
Примерно через год после запуска первого спутника я обратился к декану факультета профессору И. А. Парфиановичу с просьбой освободить меня от наблюдений, которые постоянно требовали бессонных ночей. Служба к тому времени была налажена, и наблюдения полностью легли на плечи сотрудников астрономической обсерватории.

Сентябрь 1997 г.

 
« Пред.   След. »
(c) Астрономическая Обсерватория ИГУ
Иркутск, 2007